Клиника в Новых Черемушках Москва, улица Цюрупы, дом 13. 9.00–22.00 +7 495 718-57-19 Записаться на прием
Клиника на Цветном бульваре Цветной бульвар, дом 11, стр. 1. 24 часа +7 495 278-11-01 Записаться на прием
 

Будем резать по живому?

10 июля 2013, 16:33

На протяжении многих лет сообщество ветеринарных врачей ведет тяжелую и пока безуспешную борьбу с бюрократической машиной за расширение списка препаратов для обезболивания и наркоза.

На слуху у всех дела ветеринарных врачей, получивших длительные сроки за использование кетамина при оперативных вмешательствах. Об этом и других нерешенных цеховых вопросах мы беседовали с президентом Российской Ассоциации практикующих ветеринарных врачей, Заслуженным ветеринарным врачом РФ Сергеем Середой.

(Журнал Зоомедвет №7-2013)

— Сергей Владимирович, сейчас в интернете появились сообщения, что кетамин можно использовать как наркотик. Так все-таки кетамин это наркотик или нет? Есть ли сейчас уголовные дела?
— Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть страничку ВОЗа (Всемирной Организации Здравоохранения). Там есть данные, сколько процентов наркоманов пользуются кетамином. Так вот — их ничтожное количество, а кроме того кетамин не относится к наркотическим препаратам. Его определили в группу психотропных, но это и не психотропный препарат. Но, тем не менее, он находится в группе психотропных препаратов. Для того, чтобы им пользоваться и применять, нужно получить лицензию.
Получить лицензию очень сложно. Требования Госнаркоконтроля достаточно жесткие — это первое. Второе — психотропными наркотическими препаратами могут пользоваться только ООО, а ИП в этот закон не попали, поэтому основная часть врачей, которые работают как ИП, не имеют права вообще применять ни психотропные, ни наркотические препараты. Что касается уголовного преследования, так оно никуда не делось. Уголовные дела есть, стоит вспомнить хотя бы дело Шпака в Питере, который получил восемь лет.

— Почему идет битва за кетамин?

— Битвы за кетамин нет, битва идет за анестезиологическую линейку, кетамин здесь — один из препаратов. Просто он на слуху. Должна быть анестезиологическая линейка, куда входят препараты, относящиеся и к наркотическим, и к психотропным препаратам. Для того, чтобы эти лекарства были разрешены к применению, Минсельхоз должен выйти на Правительство Российской Федерации, а пока Минсельхоз этого не делает. Министры меняются, а остаются либо благие намерения, либо отписки. Между тем, Госнаркоконтроль — это репрессивная организация, которая вводит и вводит запреты. Марганцовка — это теперь у нас уже прекурсор. Тогда надо ввести в этот список и гуталин, потому что известна схема его использования для получения удовольствия. Надо вообще все запретить: дихлофос, клей, бензин. У нас работает только запретительная система. Другой системы у нас не существует.

— А как этот вопрос решается в мировой практике?

Не будем далеко ходить. Возьмем прибалтийские страны, всю Европу. Они могут использовать морфий, морфин... Пожалуйста, пользуйся, если соблюдаешь правила: хранишь препараты под замком и предоставляешь отчетность. У нас же условия гораздо более жесткие: комната со звонком и охраной, сейф и так далее. Самое главное в том, что эти препараты должны быть зарегистрированы. Их должен регистрировать бизнес, а бизнес шарахается от регистрации, потому что спрос есть, но небольшие объемы, зато головная боль огромнейшая. Просто огромнейшая. Это не медицина. Если, к примеру, с завтрашнего дня в системе Минздрава отменят все наркотики и психотропные препараты, а оставят один кетамин, вся медицина встанет. А практикующий ветеринарный доктор не может даже кетамин использовать.

Проблемы с анальгетиками и наркозом касаются не только собак и кошек, но и сельскохозяйственных животных. Кроме того, возникает вопрос об обучении студентов в вузах. Как обучают студентов? На чем? Применяя что? Я могу ошибаться, но лично я не знаю ни одного вуза, который бы имел оборудование для дачи ингаляционного наркоза. А это все виды животных: лошади, крупный рогатый скот, свиньи. Боюсь, ВУЗы обучают как в советское время — практически на живую или операции делаются нелегально.

— Какой сейчас применяют наркоз в наших ветеринарных клиниках?
— Крупные клиники имеют возможность работать с ингаляционным наркозом. Мы работаем с ингаляционным наркозом. ИП и мелкие предприятия не могут себе это позволить, поскольку это накладно: должен быть анестезиолог, должно быть дорогостоящее оборудование для дачи наркоза и так далее. А есть краткосрочные операции, час- два, где не ингаляционные препараты незаменимы. Список запрещенных препаратов постоянно только увеличивается, а не уменьшается. Почти ежемесячно в него вносятся новые позиции. По- моему, запретили даже закись азота, шарики надували и хохотали. Но к нему нет привыкания!!!

— А реально ли выступить с какими-то инициативами, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки? Вы писали в департамент ветеринарии?
— Министру, и не раз. Дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Я вам после подберу всю нашу переписку по курареподобным препаратам и по наркотикам. Ноль ответов. Почему везде эти вопросы решаются, а у нас нет?

От редакции: Думаю, что все когда— нибудь сталкивались с подобными случаями «административного абсурда», когда, вроде бы, вопрос ясен, но «формальная сторона» не позволяет применить правильное решение. Причем интересно то, что все «участники процесса» умные, толковые, хорошие специалисты. А когда доходит до «канцелярии», то людей будто подменили. НИКТО НИЧЕГО НЕ РЕШАЕТ, НИКТО НИ ЗА ЧТО НЕ ОТВЕЧАЕТ. НИКТО НИЧЕГО НЕ ПОМНИТ И НЕ ПОНИМАЕТ.
«Кетаминовое дело» — пример такой ситуации. Оно показательно тем, что на одной стороне весов нежелание брать на себя минимальную ответственность. Даже порой и не ответственность, а небольшую нагрузку. На другой чаше весов — страдания животных. Пока перевешивает первая чаша.

Мы благодарны Сергею Середе за это интервью и за готовность предоставить нам для журналистского расследования переписку с ведомствами по вопросу применения кетамина. Мы, в свою очередь, постараемся пройти по цепочке переписки. Надеемся, что наши усилия помогут склонить чашу весов в сторону здравого смысла и в конечном итоге облегчить страдания животных.

Помогите нам в этом.

ОтменитьДобавить комментарий